СЛАВЯНСКАЯ ШКОЛА

 

СЛАВЯНСКАЯ ШКОЛА КОНЦА XIX – НАЧАЛА XX ВЕКА

 

Современная музыкально-общественная жизнь в Польше и Чехословакии, так же, как и в других европейских странах обозначалась впервые в опере. Это национальное движение, опиравшееся на силы мелкобуржуазной интеллигенции и тесно связан­ное с ее чаяниями политического характера, было раньше всего реакцией против академизма, как явления устойчивого общественного равновесия. Мел­кие народности, стремившиеся к национальному освобождению, с крайним напряжением пытались создать свое собственное искусство, которое можно было противопоставить культурно, а следовательно и политически, господ­ствовавшей музыке. Нет ничего удивительного в том, что главную свою опору нарождающиеся национальные школы искали в свежих соках воспринимаемой крестьянской песни, как некая народная сущность. Идеология му­зыкального народничества впервые, с полной последовательностью провоз­глашенная в России (не без влияния пробуждающегося национального му­зыкального сознания в Германии), вызвала к жизни чешскую народно­музыкальную школу.

Связь между чешским и русским искусством упрочалась тем, что либеральные и национально-демократические общественные группировки рассчи­тывали в своей борьбе против австрийского владычества на поддержку рус­ской либеральной массы. Большое значение имело и то обстоятельство, что чешская художественная музыка работала на тот же круг националистиче­ской интеллигенции, которая оказывала в России поддержку творчеству «могучей кучки». К этому присоединяются еще личные влияния Балакирева и Чайковского, посетивших Прагу и оставивших там глубокий след в музыкально-общественной жизни. Общими были также и западно-европейские воз­действия на характер чешской художественной музыки, первоначально Мо­царта и Вебера, а затем Берлиоза, Роберта Шумана и Листа, воздействовавшие на нее в силу самого положения Чехии в центральной Европе гораздо раньше, чем на русскую. Тем самым чехи не имели возможности проявить доста­точно ярко свой собственный мелодический и, связанный с ним, гармони­ческий мир.

Основателем современной чешской музыки надлежит считать Фридриха Сметана (1824 - 1884). Он создал ряд опер на чешские тексты и около десятка симфонических композиций на основе чешского народного мелоса. Его роль в чешской музыке можно уподобить значению Глинки для рус­ской. Фридрих Сметана по своим композиторским симпатиям относится к берлиозо-шстовскому направлению (из немцев он ближе к средним романтикам) и в национальных моментах умерялся влиянием высокого европейского симфо­низма. Фантастика и красочность чешских народных сюжетов им  переплетается в музыкальных оборотах опрощенного листовского склада. Извест­ный западно-европейский лоск письма Фридриха Сметаны вызвал со стороны чешских музыкантов-националистов оппозицию против Фридриха Сметаны. Его наиболее значи­тельные произведения (музыкальные драмы «Дашбор» и «Либуса») не встретили восторженного отклика на его родине: автор их был заподозрен в вагнернанстве. Наиболее жизнеспособным оказался его цикл из шести симфони­ческих поэм «Моя родина», выдержанных в том стиле романтического на­ционализма, который еще поныне волнует самосознание чешской мелкой буржуазии, и превосходный ми-минорный струнный квартет «Из моей жизни». Из его опер наиболее удачны те, где проявляется юмор Фридриха Сметаны—«Продан­ная невеста» — его первая опера (1800, благодаря успеху которой он сделался дирижером чешской оперы в Праге) и «Поцелуй» (1876), Они свиде­тельствуют о не особенно глубоком, но привлекательном по своему изяще­ству и искренности таланта. От Фридриха Сметаны своей приверженностью к чистой симфонической музыке отмечается второй крупный чешский мастер, осново­положник национальной школы, Антонин Дворжак (1841 —1904). Антонин Дворжак глубже связан с ритмом и мелосом чешской народной песни, и творчество его более демократично. Его можно назвать Бородиным чешской музыки (Риман неудачно сравнивает его с Чайковским) и наиболее органичным ее инструменталистом. Своими корнями он уходит вглубь классической и ро­мантической музыки, развивая, в сущности говоря, так же, как Бородин, бетховенскне и Шумановские идей (у Антонина Дворжака кроме того замечается и не­сомненная близость к Иоганнесу Брамсу, который в свою очередь, выдвигал молодого чешского композитора), однако, благодаря значительности своей внутрен­ней жизни и своему сильному восприятию народной песенной стихии. Антонин Дворжак дал много ценного для чешской и всей европейской музыки. Он отли­чался необычайной чуткостью к ритмическому своеобразию народного пляса, что придает, например, его великолепным обработкам славянских тан­цев (чешских, словакских, сербских, украинских) и славянским рапсодиям большую художественную убедительность.

 

 

 


ИСТОРИЯ МУЗЫКИ XIX - ХХ ВЕКА © 2019